Порез глубокий на руке

Как остановить кровь при порезе или царапине

Порез глубокий на руке

Вот несколько признаков раны, которую необходимо показать врачу. В некоторых случаях от этого может зависеть ваша жизнь. Не медлите.

  1. Порез выглядит глубоким, сильно кровоточит, и вы не можете остановить кровь в течение 10 минут. Тут без вариантов: либо срочно обращайтесь в травмпункт, либо вызывайте скорую.
  2. Рану можно описать словом «зияющая». Порез глубок и достаточно широк или имеет рваные края.
  3. Глубокий порез расположен на лице. Даже если он безопасен, после него, если вовремя не наложить швы, может остаться неэстетичный шрам.
  4. Вас укусило животное или человек. Если вас тяпнул домашний любимец и царапина невелика, скорее всего, неприятностей не будет. Но если речь идёт об укусе малознакомой живности, лучше показаться врачу. Бешенство после появления симптомов уже неизлечимо и на 100% смертельно. Но если вовремя сделать прививку, летального исхода можно избежать.
  5. Царапина или порез получены на улице, вместе с ними в рану попала грязь, и при этом у вас нет прививки от столбняка. Либо прививка есть, но со времени вакцинации прошло более 10 лет. Возбудители столбняка попадают в рану вместе с грязью. Прогноз более дружелюбен, чем при бешенстве: при отсутствии своевременного лечения умирают до 80% заболевших, а не все 100%. Но повезёт ли вам — тот ещё вопрос.
  6. Рана нанесена гвоздём. Особенно ржавым . Подобные колотые раны наиболее опасны в плане столбняка.
  7. Появились признаки инфекции. Покрасневшая горячая кожа, отёк, гнойные выделения из ранки, повышение температуры, красные полосы под кожей в районе пореза — всё это говорит об инфекции. Есть шанс, что организм справится самостоятельно. Если нет, вам грозит заражение крови. Оно летально, если что.

Впрочем, каким бы ни был порез — опасным или безопасным, — первая помощь начинается с одного и того же шага. Вы должны остановить кровь. Ну, или хотя бы попробовать это сделать.

Как остановить кровь при небольшом порезе и что делать дальше

Краткий гайд по уходу за мелкими порезами и царапинами выглядит так.

1. Вымойте руки

Это важно, чтобы не занести в ранку инфекцию. Подойдут вода с мылом, гели-антисептики для рук, влажные салфетки. Также можно надеть стерильные медицинские перчатки, если они есть под рукой.

2. Остановите кровь

При незначительных порезах или царапинах кровотечение, как правило, быстро останавливается самостоятельно, поэтому данный пункт можно пропустить. Если кровь всё-таки течёт, наложите на ранку кусок чистой марли или другой ткани и чуть придавите. Удерживайте повязку минуту-две — чаще всего этого достаточно.

Если под рукой нет марли, можно воспользоваться дедовским методом — наложить на ранку промытый водой и чуть смятый (чтобы пустил сок) лист подорожника. Сок этого растения содержит вяжущие вещества, которые в теории помогают остановить кровотечение. Но однозначных доказательств этому ещё нет: требуются дополнительные исследования.

Ещё один лайфхак: чтобы остановить кровь, поднимите пострадавшую руку или ногу (если порезаны именно они) выше уровня сердца.

Внимание: если интенсивное кровотечение не останавливается в течение 10 минут, вспоминаем начало текста и срочно обращаемся за медицинской помощью.

3. Промойте рану водой

Естественно, чистой. Оптимальный вариант — тёплая вода с мылом.

Внимание: не используйте перекись водорода или йод. Эти средства могут вызвать дополнительное раздражение.

4. Аккуратно удалите из раны грязь и мусор

Чаще всего они вымываются водой ещё на предыдущем этапе. Если комочки грязи всё же остались, попробуйте вынуть их с помощью обработанного спиртом пинцета.

Внимание: если речь идёт о крупных занозах или если для удаления грязи требуются усилия, оставьте их в покое. Перестаравшись и всё-таки выдернув лишнее, вы рискуете спровоцировать новое кровотечение. И не факт, что его удастся остановить так же легко. В таком случае рану должен обрабатывать врач — хирург или дежурный медик в травмпункте.

5. Нанесите на рану мазь-антибиотик или вазелин

Оба средства помогут сохранить кожу увлажнённой. Это важно, чтобы не образовались рубцы. А антибиотик вдобавок снижает риск заражения.

Внимание: иногда ингредиенты мази могут вызвать лёгкую сыпь. Если заметите у себя подобное, прекратите использование конкретного средства. И посоветуйтесь с терапевтом: он предложит более безопасный вариант.

6. Прикройте порез повязкой

Она защитит рану от новых бактерий. Если вы поранили палец или, например, руку, их удобно перебинтовать. Если пострадала более широкая часть тела, наложите марлевую повязку и закрепите её лейкопластырем. Меняйте повязку 1–2 раза в день, пока ранка не заживёт.

Большинство порезов и царапин полностью заживают за 7–10 дней.

Внимание: если порез или царапина совсем невелики, оставьте их открытыми — затянутся быстрее.

7. Наблюдайте за раной

Если появились признаки инфекции (они перечислены в начале текста), обратитесь к врачу.

Внимание: не игнорируйте инфекцию. Это важно.

Как остановить кровь при глубоком порезе и что делать дальше

Глубокие порезы — это уже опасно. Могут быть затронуты крупные кровеносные сосуды, а значит, повышается риск серьёзной кровопотери или заражения крови. Заниматься самолечением в подобных случаях нельзя. Поэтому действуйте так.

1. Позвоните врачу

Если порез сильно кровоточит и (или) вызывает у пострадавшего значительную боль, звоните в скорую. Если ситуация кажется контролируемой и в целом терпимой, отправляйтесь в травмпункт или попробуйте проконсультироваться с вашим терапевтом или хирургом по телефону.

2. Постарайтесь остановить кровотечение

Это нужно сделать, пока вы ждёте скорую или готовитесь к походу в травмпункт.

Быстро сполосните рану водой (хорошо бы мыльной), чтобы вымыть загрязнения, а затем, если в порезе не осталось крупных частиц мусора, наложите давящую повязку.

Кусок чистой марли или ткани понадобится держать поверх пореза около 5 минут. Не снимайте его раньше : вы можете сорвать только что образовавшийся кровяной сгусток и кровотечение лишь усилится.

Если крупные осколки в ранке всё-таки есть и их не получилось смыть водой, не старайтесь их вытащить — это может активизировать кровотечение. Пусть их вытаскивает врач (который к вам уже едет или к которому вы торопитесь самостоятельно). Чтобы сделать кровотечение слабее, в этом случае можно:

  • Приподнять пострадавшую часть тела выше уровня сердца.
  • Наложить на травмированную конечность жгут — на 7–10 см выше раны. Могут использоваться как аптечные жгуты и турникеты, так и самодельные — например ремень или скрученная футболка. Отметьте время наложения жгута (тем же маркером на коже). У вас есть 1–2 часа, чтобы попасть к медику.

3. Если кровотечение удалось остановить, обработайте рану мазью-антисептиком

Не лезьте вглубь пореза: достаточно обработать его края. Затем наложите на рану стерильную материю — бинт или марлю.

4. Ждите встречи с врачом

Снова напомним: при глубоком порезе она обязательна.

Источник: https://lifehacker.ru/kak-ostanovit-krov/

«Я травмировала себя намеренно»: откуда берется тяга к самоповреждениям

Порез глубокий на руке

Я начала резать руки примерно с 13 лет, но тогда серьезных повреждений не было — так, царапины. Более глубокие раны появились позже, лет в 15. Сначала это было связано со смертью отца и плохим отношением ко мне в школе, позднее — из-за любви и чувства безысходности. Не могу сказать, что я наказывала себя, скорее я пыталась куда-то деть свою агрессию.

В школе я прятала порезы за длинными рукавами, а выпускной отмечала в свадебных перчатках по локоть. Никто ничего не знал, кроме мамы — она была в курсе с самого начала. Мама расстраивалась, злилась, потом жалела, но насильно к врачам не тащила, пока я сама этого не захотела.

Часто я резала себя бессознательно — например, в состоянии алкогольного опьянения. Но даже когда я не пила и наносила себе повреждения, не могу сказать, что это было здравым решением. Когда мне было совсем плохо и вообще не хотелось жить, к алкоголю прибавлялись наркотики. Попытки суицида тоже были. Я не пыталась заместить одно другим — это было тотальное саморазрушение.

Я сидела дома, и мои проблемы никуда не уходили — это продолжалось до того момента, пока я не легла поперек проезжей части в надежде, что меня собьют

До какого-то момента все это мне казалось абсолютно нормальным. Даже протрезвев и обнаружив порезы, я не испытывала никакого шока или удивления. Скорее было разочарование: «Вот же, блин, я опять не смогла себя контролировать».

После окончания школы жизнь не наладилась. Я поступила в институт, но бросила учебу.

Я сидела дома, и мои проблемы никуда не уходили — это продолжалось до того момента, пока я не легла поперек проезжей части в надежде, что меня собьют. Но меня заметили.

А потом, в тот же день, меня как будто переклинило, и я решила, что мне срочно нужно лечение. Так я оказалась в психиатрической клинике с депрессивным синдромом.

Я легла в больницу, куда регулярно приходила мама и поддерживала меня. Потом я выписалась, но через месяц-два все вернулось — мне стало даже хуже. Возможно, это произошло потому, что дома я перестала принимать таблетки, которые мне прописали. Позже я ходила к психотерапевту: она мне назначила 20 сеансов, но я отходила только половину.

Потом я вновь поступила в институт на другую, более близкую мне специальность. Лет в 20 в моей жизни появилась стабильность — учеба, а потом работа. Я отвлеклась от своих проблем, и жизнь постепенно наладилась. Когда неделями лежишь дома в четырех стенах, как я делала раньше, тогда крышу и сносит.

Кто видит порезы — молчит, но некоторые могут сказать: «А, так ты суицидница»

Раньше, когда кто-то видел шрамы, я врала, что попала в аварию и порезалась осколками. Потом я перестала скрывать шрамы и перекрыла их татуировками. Сейчас их почти не замечают. Кто видит порезы — молчит, но некоторые могут сказать: «А, так ты суицидница». Главное, что я сама их вижу, поэтому напоминание о прошлом осталось, но сейчас меня это не сильно беспокоит.

Когда все наладилось, заменять душевную боль физической стало не нужно. Хотя иногда бывает, что под воздействием спиртного или триггеров хочется затушить о себя сигарету или ударить кулаком о стену. Но ничем серьезным это не заканчивается.

25 лет, клинический психолог

Первый порез был в 16 лет. Началось все так: мне было плохо из-за проблем со сверстниками, и тут меня случайно оцарапал кот. Я заметила, что мои мысли переключились с проблем на физические ощущения. После я начала делать это сама, совершенно осознанно. Резала сначала в районе пальцев, а потом — с внешней стороны руки. Мыслей о порезе вен у меня не было вообще.

Однажды я немного не рассчитала силы и порезала себя очень глубоко. Пришлось идти в больницу: я была вся в крови, мне зашивали этот порез.

Недалеко от больницы у нас есть очень скользкая железная лестница с какими-то штырями. Я сказала, что упала и напоролась на них.

Порез был не со стороны вен, так что мне поверили и ничего не сказали, но именно во время зашивания раны я поняла, что это ненормально.

Я никак не пыталась решить эту проблему: просто ждала момента, когда прекращу это делать

Сначала об этом узнали в школе, когда увидели меня с перебинтованной рукой. В итоге меня стали гнобить еще сильнее. Когда однажды порезы обнаружили родители, они меня побили. Парадоксально, но уже на следующий день их отношение к проблеме резко изменилось — после этого случая они постарались стать для меня не строгими авторитетами, а друзьями. Сейчас у нас наладились отношения.

Я никак не пыталась решить эту проблему: просто ждала момента, когда прекращу это делать. К психологу по этому поводу не обращалась, но начала замещать порезы алкоголем и сигаретами, а в итоге стала злоупотреблять этим очень часто и при любой возможности. К специалистам я пошла спустя несколько лет после того, как перестала себя резать, но уже из-за постоянной тревоги и проблем с алкоголем.

Я прекратила заниматься селфхармом много лет назад, и только когда я нашла этому замену и мне перестали нравиться мои ужасные шрамы. К тому же моя специальность и порезы — это что-то крайне несовместимое.

Ведь я клинический психолог. Кстати, выбор профессии не был связан с тем, что я на тот момент делала с собой.

Я поступала в медицинский, потому что любила предметы, связанные с медициной, и всегда хотела быть врачом.

К сожалению, многие люди воспринимают проблемы, которые я пережила, как что-то ужасное и к тому же думают, что это влияет на профессиональные качества. Я до сих пор мучаюсь из-за шрамов и думаю, как их можно убрать.

Зимой закрываю, летом это сделать не получается, но я стараюсь придать руке такое положение, чтобы не было заметно. Шрамы у меня очень тонкие и не выпуклые, поэтому лазером их не убрать.

Жду, что, может, в скором времени появится какая-нибудь технология, которая поможет убрать этот позор.

От алкоголя я так и не смогла избавиться. Единственное, что меня останавливает от ежедневного распития, — отсутствие лишних денег. Все средства уходят на содержание квартиры, учебу и работу. Но при любой возможности, когда у меня появляются свободные деньги или приходят знакомые, я пью. И жду этих дней как манны небесной.

Это ужасно. Жутко осознавать себя настолько зависимой и слабой. Но ни сеансы у психотерапевта, ни лечение у психиатра мне ничем, к сожалению, не помогли. Единственное, что мне помогает, — это спокойствие в жизни. Но моя жизнь такова, что оно наступает редко.

Подробности по теме

Что такое панические атаки и как от них избавиться

Что такое панические атаки и как от них избавиться

Наносить себе повреждения я начала в 15 лет. Первый раз это случилось из-за конфликта с родителями, потом — из-за диссонанса между собственными идеалами и тем, что принято, и невзаимной влюбленности.

Я травмировала себя в состоянии некоторого эмоционального аффекта, но абсолютно намеренно. Я не считала это чем-то неправильным.

Напротив, выразив недовольство происходящим через ненависть к себе, я испытывала облегчение.

Основной мотив — стремление как-то наказать себя, хотя моя вина в неприятных ситуациях на самом деле была мнимой. Еще хотелось перевести душевную боль в физическую — и это доставляло некоторый кайф от самого процесса. Мне кажется, что во время повреждений в кровь выбрасываются эндорфины.

Это похоже на состояние, когда ты решаешься кардинально что-то изменить или разрушить: проколоть ухо, коротко постричься, уйти из дома или сжечь свои работы

Прошлой весной я попыталась привести в порядок свои мысли на этот счет и стала записывать стадии, которые проходила. Я поняла, что все начинается с недовольства собой, а повседневные занятия не приносят облегчения. Затем идет «последняя капля»: ситуация, которая задевает настолько, что запускает процесс высвобождения ненависти.

Далее — предельная, до дрожи, ясность рассудка и безумно холодная голова, то есть стадия принятия импульсивных решений. Это похоже на состояние, когда ты решаешься кардинально что-то изменить или разрушить: проколоть ухо, коротко постричься, уйти из дома или сжечь свои работы. Потом идет стадия реализации этих импульсивных решений, за которой следует облегчение и легкая эйфория.

Это похоже на ощущение вытащенной из раны занозы.

Тогда я жила не дома, а в общежитии при СУНЦ МГУ, поэтому могла носить скрывающие порезы длинные рукава. В общежитии был основной круг моего общения и молодой человек, но за полгода до выпуска мне пришлось переехать домой — так сложились обстоятельства.

И я оказалась фактически в изоляции. В то время я посещала обычную школу: новый класс, ребята, хоть и дружелюбные, но совершенно незнакомые.

Порезы помогали мне заглушить болезненную тоску, от которой не спасали ни музыка, ни прогулки в лесу, которые лишь на короткое время глушили печаль.

Подробности по теме

Любовь к ненависти: как устроена повседневная агрессия на улицах и в соцсетях

Любовь к ненависти: как устроена повседневная агрессия на улицах и в соцсетях

Когда мы встречались с молодым человеком уже после моего отъезда, он замечал свежие шрамы и просил так больше не делать, так как это причиняло боль и ему. Зная, что мне непросто сдерживаться, он писал, звонил, поддерживал и действительно вытаскивал меня из когтей подбирающейся дисфории и депрессии.

Родители заметили раны, когда я закатала рукава, чтобы вымыть посуду. Мама была в ужасе: она записала меня к психологу, а та порекомендовала сходить к психиатру и быть готовой к медикаментозному лечению, которое, правда, в итоге не понадобилось. Все же я несколько раз общалась с этим психологом — она оказалась очень тактичной женщиной.

Я не пыталась избавиться от этого, пока мама не заметила шрамы. Исключительно ради ее спокойствия я изо всех сил старалась не резать предплечья, поэтому резала плечи, ребра, бедра, чтобы она не видела шрамов и не расстраивалась. Я хотела просто пережить эти полгода одиночества и неимоверной тоски.

Кроме порезов были и другие способы истязания. Я лишала себя пищи, сна, воды, изнуряла свое тело тренировками, которые были тяжелее, чем нужно, а в холодную погоду выстужала комнату, держа окна открытыми целыми днями.

Я стала реже ранить себя, когда начала работать над самооценкой и заниматься деятельностью, которая приносила видимый результат: учеба, физические упражнения, исследования по палеонтологии, обучение игре на гитаре и другие навыки наконец подарили мне ощущение, что я чего-то стою.

От селфхарма я до конца не избавилась. Осталась привычка, инстинкт душить грусть, повреждая себя, лишая себя чего-то, делая себе еще хуже: голодом, холодом или бессонницей.

Анна Финк

психолог

Чаще всего с тягой к самоповреждениям сталкиваются люди в возрасте от 12 до 24 лет, хотя это может случиться в любом возрасте. Это связано с тем, что в подростковом возрасте структура личности неустойчива: представления о себе становятся изменчивыми, возникают противоречивые чувства, желания и поступки.

Боль от самоповреждений способствует эмоциональной разрядке, или бывает так, что подросток ощущает себя бесчувственным, а боль дает возможность почувствовать себя живым.

Склонность к причинению вреда своему телу может быть также связана с заниженной самооценкой, с такими чертами характера, как перфекционизм, замкнутость, педантичность, застенчивость и обидчивость.

Родители обычно обращаются с запросом исправить ребенка, сделать так, чтобы он перестал «делать это». В этом случае важно объяснить им, что работать необходимо не только с ребенком, но и со всей семьей.

В большинстве случаев самоповреждающее поведение — это сигнал об эмоциональном неблагополучии семьи.

Важно убедить родителей в необходимости признать имеющиеся трудности и взять на себя часть ответственности за поведение своего ребенка.

Причинами самоповреждения могут быть завышенные требования к подросткам в семье и социальном окружении: «Ты должен быть идеальным во всем и не имеешь права на ошибку». Это также дисфункция семейной системы, когда члены семьи страдают от эмоциональной или химической зависимости.

Причиной может стать и отсутствие доверительных отношений с ребенком, достаточной эмоциональной поддержки, когда в семье нельзя открыто проявлять эмоции и говорить о чувствах, в том числе о своей злости. Тогда подросток направляет агрессию не на другого человека, а на себя самого.

Также человек может испытывать тягу к самоповреждению после пережитой травмы, утраты близкого человека, сексуального насилия.

Подробности по теме

Психиатр Аркадий Шмилович о душевном здоровье россиян: «Чтобы оставаться психически здоровым, надо быть толерантным человеком»

Психиатр Аркадий Шмилович о душевном здоровье россиян: «Чтобы оставаться психически здоровым, надо быть толерантным человеком»

Любые случаи самоповреждения должны стать предметом серьезного внимания родителей и поводом для обращения за психологической или психиатрической помощью. Если вы заметили повреждения на теле своего ребенка, спокойно поинтересуйтесь, в какой ситуации он их получил.

Ваш гнев или страх могут напугать подростка, заставив его в дальнейшем скрывать самоповреждения от взрослых. Скажите, что вы всегда готовы поговорить с ним, постараться понять его переживания или просто побыть рядом, если ему это нужно.

Не бойтесь обратиться за помощью к специалисту сами — вам так же, как и вашему ребенку, необходима поддержка и профессиональная помощь в этой сложной ситуации. Психолог может направить вас на консультацию к психиатру, потому что это необходимо сделать для уточнения диагноза.

В некоторых случаях психолог и психиатр параллельно ведут работу с подростком и его семьей.

Визит к психиатру становится обязательным, если подросток нанес себе повреждения не первый раз.

Консультация врача необходима для решения вопроса о том, есть ли у ребенка психическое заболевание или это иное нарушения поведения.

В зависимости от того, что обнаружит психиатр, будет понятно, какая именно помощь понадобится. Это может быть медикаментозное лечение в сочетании с психологической помощью или работа с психологом при участии родителей.

Сама собой эта проблема не может разрешиться, потому что она переходит в хроническую форму. Это уже сформировавшаяся модель саморазрушающего поведения, которая может проявляться в построении эмоционально зависимых отношений, тяге к алкоголю, наркотикам, в выборе экстремальных видов спорта, подвергающих жизнь опасности.

Источник: https://daily.afisha.ru/relationship/4671-ya-travmirovala-sebya-namerenno-otkuda-beretsya-tyaga-k-samopovrezhdeniyam/

Почему бумажные порезы такие болезненные

Порез глубокий на руке

Бумага кажется совсем безобидной, но каждый, кто перезаполнял копировальную машину или быстро листал книгу, знает, что этот скромный материал таит в себе зловещий секрет. При правильном применении она превращается в серьёзное оружие: бумажные порезы хуже всего.

Научных исследований по поводу боли от бумажных порезов проведено не так много, наверно, потому что никто не захочет записаться на контролируемый эксперимент со случайной выборкой, в котором исследователи будут резать испытуемых.

Но согласно доктору Хэйли Голдбах [Hayley Goldbach], врачу-дерматологу из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, «для этого мы можем использовать наши познания в анатомии. Всё зависит от анатомии».

Всё зависит от нервных окончаний. В кончиках пальцев находится гораздо больше нервных окончаний, чем в большинстве остальных мест вашего тела. Правда, Голдбах уточняет, что «наверное, также будет больно, если порезать бумагой лицо или гениталии». Так что, в то время как порез руки, бедра или лодыжки может быть неприятным, он будет более обыденным, чем адский порез кончика пальца бумагой. Это можно испытать на себе при помощи теста, используемого психологами и неврологами. Возьмите скрепку и разогните её так, чтобы оба конца указывали в одном направлении. Если вы будете тыкать ею себя в лицо или руки, вы сможете ощутить оба конца по отдельности. Этот эффект называют двухточечным распознаванием. Поскольку в коже на этих частях тела находится столько нервных окончаний, для того, чтобы вы перестали различать два конца скрепки, их нужно будет свести очень близко. Но если попробовать потыкать себя в спину или в ноги, скорее всего, для того, чтобы надёжно различить два конца скрепки, их придётся развести очень широко. Нервные окончания на этих частях тела встречаются гораздо реже. Это очень правильно с эволюционной точки зрения. «Кончиками пальцев мы изучаем мир и выполняем небольшие и тонкие задачи,- поясняет Голдбах. – Есть смысл в том, чтобы обладать большим количеством нервных окончаний в этих местах. Это защитный механизм». Разумно, что мозг посвящает больше нервных ресурсов слежению за возможными угрозами для ваших рук, поскольку они служат главным инструментом для общения с миром. Если вы, допустим, прикоснётесь к чему-то горячему или острому, то, скорее всего, вы прикоснётесь к этому руками. Поэтому сильная боль от травмы пальцев – это результат правильной работы эволюции, которая поощряет вас быть осторожнее с руками. Перейдём к оружию. Если верить гуглу, то бумага из-за своей пористости служит прямо-таки зверинцем для бактерий, готовых колонизировать ваши ранки от порезов. Так это или нет, присутствие бактерий или других микроорганизмов не объясняет болевые ощущения – по крайней мере, не в момент пореза. Бактерии могут инфицировать рану, если её не обработать, и это может быть болезненным, но занимает определённое время. Но всё-таки есть смысл в том, что бумага получается исключительно болезненным оружием. Для невооружённого глаза край бумаги выглядит прямым и гладким. Но при увеличении становится видно, что бумага больше похожа на пилу, а не на лезвие. И когда бумага вскрывает кожу, она оставляет за собой хаотичный путь разрушений, а не гладкий надрез. Она разрывает и кромсает кожу, вместо того, чтобы делать аккуратный разрез на манер бритвы или ножа. Вдобавок бумажные порезы неглубокие, но и не слишком мелкие. «Они достаточно глубоки для того, чтобы пройти верхний слой кожи, иначе бы вам не было больно. В верхнем слое кожи нет нервных окончаний»,- говорит Голдбах. Но порезы не очень глубокие, поэтому-то и странно, что они получаются такими болезненными. Но именно из-за этого свойства они так неприятны. Более глубокая рана начала бы кровоточить, кровь бы свернулась и образовала коросту, под которой рана заживала бы без воздействия окружающей среды. Но неглубокие раны не получают такой защиты. Если вы не накроете её пластырем или обеззараживающей мазью, обнажившиеся при порезе бумагой нервы будут открыты окружающим воздействиям, что их и растревожит. Без подушки из крови, болевые рецепторы остаются открытыми, и если вы не сможете их быстро прикрыть, нейроны так и будут посылать сообщения тревоги в мозг. Ведь это их работа. Это в теории. Никто не доказал, что так оно и есть, но Голдбах соглашается, что эта гипотеза вполне разумна.

К сожалению, в жизни каждому из нас придётся столкнуться с несколькими бумажными порезами. К счастью, казнь “смерть от тысячи порезов” при помощи бумаги вам не грозит. Это будет больно, но не смертельно.

  • бумага
  • порезы
  • кожа
  • нервные окончания

Источник: https://habr.com/ru/post/397287/

Первая помощь при ранах и порезах. Виды ран

Порез глубокий на руке

Во время работы или отдыха на дачном участке существует масса возможностей пораниться. Острые и грязные садовые инструменты, пилы, отвертки, кусачки и прочий инвентарь могут быть небезопасны. Даже если вы приехали на дачу отдыхать, следует быть осторожными.

 Серьезно порезаться можно даже обычным листом бумаги, неосторожно перелистывая страницы.
Случайно пораниться очень легко В первую очередь, несмотря на расположение раны и ее размер, следует соблюдать спокойствие.

 Оцените глубину пореза, наличие кровотечения, степень загрязнённости раны (раной обычно называют деформацию кожного покрова, которая возникла в результате нанесения травмы острым предметом). Давайте разберем, какими бывают порезы и раны.

Современная медицина классифицирует повреждения кожи как по степени их глубины, так и по другим критериям. В зависимости от того, как выглядит рана, она может называться по-разному.  

Раны могут быть:

  • колотыми;
  • резаными;
  • рваными;
  • рублеными;
  • укушенными;
  • ушибленными;
  • размозженными;
  • смешанными.


Порезом
чаще называют рану, нанесенную режущим предметом, и в этой статье мы подробно разберем резаные, рваные и колотые раны.
Порез или небольшая рана

По степени повреждения кожи рана может быть поверхностной или глубокой. Поверхностной считается рана, при которой поврежден только кожный покров, не затронуты сосуды, мышцы или внутренние органы.

Если при порезе повреждена какая-либо полость тела, такие ранения считаются проникающими. Проникающие порезы наиболее опасны.

Поверхностная рана или порез часто может вызывать опасения. Тем не менее, если не затронуты мышцы, сухожилия или сосуды, многие считают поверхностный порез безопасным. Это не всегда так. Если повреждение нанесено острым предметом и довольно обширное, процесс заживления может растянуться. В рану может попасть инфекция, что способно привести к самым неприятным последствиям. Для того, чтобы их избежать, важно правильно обработать порез. 1. Промойте рану 3% раствором перекиси водорода. Состав дезинфицирует и останавливает небольшое кровотечение.
2. Если под рукой нет перекиси, вы можете использовать хлоргексидин или разбавленные спиртовые растворы.
3. При отсутствии всего перечисленного, допускается промыть рану чистой холодной водой.
Раствор перекиси водорода, лейкопластырь и бинты должны быть в каждой дачной аптечке

Внимание! Не используйте для промывания воду из прудов, озер и других непроверенных источников! Если у вас нет чистой или кипяченой воды, промывание загрязненной водой может навредить.

После того, как вы очистили рану, постарайтесь совместить края пореза между собой и плотно прижать. Это поможет остановить кровотечение и ускорить восстановление кожи. Чистые раны, нанесенные, например, ножом, который вы только что вымыли, можно прижимать сразу, без промывания.

Края раны можно обработать зеленкой или йодом, если у пострадавшего нет на них аллергии. Не следует лить йод или зеленку внутрь пореза.

Если рана небольшого размера, а вы не планируете далее работать с почвой, порез можно не заклеивать. Воздушные ванны будут способствовать более быстрому заживлению.

Когда лучше заклеить порез:

  • если края пореза расходятся;
  • если рана достаточно большая;
  • если вам нужно продолжать работать с почвой или загрязненными материалами.

 

Если планируете продолжать работу в саду, порез лучше заклеить пластырем

Нельзя заклеивать пластырем раны:

  • глубокие или колотые — ограничение кислорода будет способствовать размножению опасных бактерий;
  • при продолжающемся кровотечении.


Помните!
Пластырь не является кровоостанавливающим средством. Если вы будете продолжать работу в саду после пореза кожи, обязательно наденьте резиновые перчатки. Пластырь не может защитить от проникновения грязи в рану, если вы работаете без перчаток.   Если порез глубокий, затрагивает мышцы или резко болезненный, это повод для обращения к врачу.
Глубокая, сильно кровоточащая рана — повод для обращения к врачу! Как понять, что порез глубокий? Рана считается глубокой, если:

  • визуально глубина пореза более 6-7 мм;
  • повреждена мышца;
  • повреждено сухожилие или наблюдается ограничение подвижности травмированной конечности;
  • поврежден крупный или средний сосуд, о чем может свидетельствовать интенсивное кровотечение;
  • видна жировая ткань.

Первостепенная задача при глубоком ранении — остановка кровотечения. Если кровотечение продолжается 5 минут и более, создается опасная ситуация. Наиболее эффективный метод остановки кровотечения, источником которого является средний или крупный сосуд, — пальцевое прижатие. Простейшая манипуляция, выполненная вовремя, может спасти жизнь.   Если уже мы завели речь о кровотечениях из сосудов, неплохо бы рассказать о них немного подробнее. Кровотечение из вены или артерии можно просто определить по виду крови:

  • Вены расположены поверхностно, поэтому их повреждение встречается довольно часто. Венозная кровь темно-красного цвета, вытекает равномерно, заполняет собой рану.
  • Артериальные кровотечения значительно отличаются от венозных. Кровь из артерии ярко алого цвета. Кровь брызгает, фонтанирует или выделяется пульсирующей струей. 

Помните! При артериальном кровотечении у вас гораздо меньше времени для оказания помощи пострадавшему.  
Наложение жгута

Венозный жгут

При венозном кровотечении жгут накладывается на конечность ниже места ранения. Это обусловлено тем, что кровь по вене течет от кончиков пальцев к сердцу. Венозный жгут плотно обхватывает конечность, но не затягивается слишком туго.   Для наложения жгута идеально использовать плоскую резиновую ленту. Из подручных средств отлично подходит спущенная и разрезанная вдоль камера от велосипедного колеса. Если резиновой ленты нет, можно воспользоваться кожаным ремнем, бинтом или просто полоской материи. Если жгут наложен правильно, кровотечение должно остановиться. При этом на артерии ниже наложения жгута должен прощупываться пульс. Если пульс не прощупывается, нужно немного ослабить жгут.   Жгут для остановки венозного кровотечения может быть с успехом заменен чистой давящей повязкой на рану.

Артериальный жгут

Накладывается выше места ранения. Должен быть наложен максимально быстро. Идеальный подручный материал для наложения артериального жгута — резиновые прыгалки, скрученные в 2 раза. Если их нет под рукой, можно использовать бинт или материю, предварительно скрутив ее. Под жгут положите слой хлопковой ткани.
Если резинового жгута под рукой не оказалось, можно использовать подручные материалы Жгут на артерию накладывается достаточно туго.Если он наложен правильно, на конечности ниже жгута пульс определяться не должен.  

Под жгут обязательно положите записку с точным временем наложения. Для надежности повторите запись на коже пострадавшего и в своем телефоне поставьте напоминание на 30-40 минут. После того, как вы зафиксируете время наложения жгута, у вас есть не более часа, чтобы доставить пострадавшего к медикам.

  Студентов обычно учат, что максимальное время наложения жгута — 1 час зимой и 1,5-2 часа летом. На практике держать жгут непрерывно дольше 30- 40 минут  в любое время года может быть опасно. Если время транспортировки дольше, периодически следует ослаблять жгут, заменяя его пальцевым прижатием.  

Решение о наложении жгута должно быть принято только в крайнем случае, при массивном артериальном кровотечении. Важно: неправильно наложенный артериальный жгут может привести к некрозу тканей, парезам или параличам.

Аптечка первой помощи

1. Определите тип кровотечения, выполните пальцевое прижатие, если вы видите источник кровотечения в ране.

2. Можно выполнить тампонирование раны при помощи стерильных салфеток, смоченных антисептиком. Хорошее средство помощи при глубоком ранении — гемостатическая губка. Ее можно найти в автомобильной аптечке старого образца. 3. Если удалось остановить кровотечение, сопоставьте края раны при помощи повязки.

4. Если остановить кровотечение перечисленными методами невозможно, следует наложить жгут.

5. При наличии в глубокой ране инородного предмета, не рекомендуется удалять его самостоятельно. Это связано с тем, что за предметом может скрываться травмированный сосуд, из которого откроется массивное кровотечение.
6. Пострадавшего доставьте в приемное отделение ближайшей больницы или травмпункт. Если кровотечение продолжается или наложен жгут, настаивайте на скорейшем осмотре врача, без очереди. Промедление в этом случае может быть опасно.  

Важно! Не садитесь за руль самостоятельно, если вы глубоко порезались и не можете остановить кровь. Просите помощи у окружающих вас людей.

 Рваные раны, в отличие от резаных и колотых, имеют неровные края. Если такая рана неглубокая, она может зажить самостоятельно, если сопоставить ее края. Если рваная рана глубокая, чаще всего требуется ее хирургическая обработка.  

Неприятным последствием рваных ран может быть формирование грубых рубцов и шрамов. Это нужно учитывать при расположении рваных ран на открытых частях тела, шее и лице.

Если предмет, которым вы поранились, загрязнен землей, необходимо провести профилактику столбняка. Особенно это актуально при глубоких колотых ранах.
Раны, нанесенные грязными, ржавыми предметами, очень опасны Сыворотку следует вводить незамедлительно после ранения. При частом контакте с землей рекомендуется выполнять прививки от столбняка заблаговременно. Такая процедура убережет вас от этого смертельного недуга на 10 лет.  

Кроме возбудителя столбняка, есть и другие бактерии, которые «любят» глубокие раны. Если рана колотая и глубокая – например, вы наступили на ржавый гвоздь, — есть опасность развития гангрены. Для профилактики врач рассекает такие раны крестообразно для доступа воздуха и проводит обработку.

 
Некоторые раны требуют обращения к врачу Давайте уточним ситуации, когда стоит обращаться за медицинской помощью к специалисту:

  • глубокие раны;
  • продолжающееся несколько минут кровотечение;
  • любые раны на шее или лице;
  • колотые раны загрязненным предметом и отсутствие прививки от столбняка;
  • длинные порезы или рваные раны при невозможности сопоставить края;
  • раны у детей или пожилых людей с ослабленным иммунитетом.

  Вместо заключения хотелось бы сказать: если после прочтения статьи вы затрудняетесь определить, насколько опасна рана – обращайтесь к врачу. Никакая статья не может заменить визуального осмотра специалиста.

Берегите себя!

Статья размещена в разделах: статьи, здоровье, первая помощь, травмы

7 спасибо за статью 3 в избранном 89883 просмотра

Источник: https://7dach.ru/zdorovie/AlexandraOkelyk/chto-delat-esli-vy-poranilis-116033.html

Разбил конфетницу 11 лет назад

Порез глубокий на руке

Много букв!

Какого же было мое удивление сегодня утром, когда история одиннадцатилетней давности получила неожиданное продолжение.

Летом 2006 года я отмечал новоселье своих друзей в их новом жилище. Все прошло празднично, но без происшествий. Конечно же на столе был алкоголь, я был за рулем, мне предложили остаться на ночь. Согласился.

Утром вызвался помочь друзьям с уборкой горы оставшейся от праздника посуды. Тут уже начинается сама история. На кухне я мыл посуду, без популярных моющих средств не обошлось.

Очередь дошла до массивной, из толстого стекла, советской конфетницы (как на фото).

Из-за моей нерасторопности и скользкого моющего средства, конфетница выскользнула из рук. В попытке поймать ее, сделал только хуже. С грохотом разлетелась о старую железную раковину на множество осколков.

В следующую секунду я увидел, как из моей левой руки (в районе “мышцы противопоставляющей большому пальцу”), чуть ли не фонтаном хлещет кровь, при сгибании пальца части мышц ходили в разные стороны относительно друг друга.

Вида крови не боялся с детства, но в тот момент отчетливо понимал – порез глубокий и очень серьезный, надо срочно лететь в “травму”.

В следующий момент я уже сижу за рулем (никто больше не имел права из находившихся рядом), коробка автомат, по этому трудностей в управлении не возникло, да и до «травмы» 5 минут.

Заходя в «травму» с меня чуть не свалились штаны, так как ремень в данный момент выполнял роль жгута. Не искали ничего другого экономя время. Дежурному врачу объяснил ситуацию, тот с недовольным видом, мол «какого хрена вы с утра меня беспокоите..

» с заметным запахом перегара попросил меня следовать за ним. В тот момент меня больше беспокоила сложность травмы, главное что бы не были задеты сухожилия, так как это грозит инвалидностью. Что сильно отразилось бы на моей работе. На то время уж точно.

Что характерно в той самой травматологии вообще никого не было кроме дежурного врача и охранника. Ок.. Ни я первый, ни я последний, не с инфарктом же меня привезли.

Осмотр показал, что сухожилия не задеты, моторика в норме. После обильной промывки раны перекисью, дежурный вставил иглу шприца с обезболивающим в рану, сделал укол и не вытаскивая, прямо внутри раны развернул шприц в противоположную сторону (от боли я чуть язык не прикусил) и снова сделал укол.

Я ему высказал свое «Фи» на что он не отреагировал. Взяв здоровую изогнутую иглу, дежурный принялся меня штопать. Как оказалось, рана была не так широка, как глубока. Все же от испуга я видел реальность по-своему)). Но залитая кровью кухня друзей выглядела, как из фильма ужасов.

Спустя несколько мгновений я уже стоял на улице с каким-то листом в котором описан случай и что делалось после. Дело было в субботу, так что в понедельник я был с забинтованной рукой на работе.

Еще через некоторое время сняли швы, в последствии я ощущал некоторое онемение в месте пореза, но данный факт ни на что не влиял. Казалось бы истории конец.

А вот я и не угадал..))

В 2016м году повадился я с друзьями играть в дворовой футбол. И что бы падать на руки было менее травматично, надевал тренировочные кожаные перчатки без пальцев. Они удачно закрывали ладони, да и мяч ловить было в разы удобнее.

В один прекрасный момент я почувствовал резкую боль в том самом месте. Что-то кольнуло. Потом второй раз, третий. Плотно сидящая перчатка давила на старый шрам.

Грешным делом в шутку предположил – «А прикинь там осколок от стеклянной конфетницы все это время…» Бррр, да ну нафиг…

Что должен был сделать нормальный человек? Правильно. Бросить все и ехать в больницу. Что же сделал я? Снял перчатку и продолжил пинать мяч. После, перчатки не надевал вовсе, да и повторных болей не было. И вот уже весной, в наступившем 2017м на том самом месте руки образовалась неведомая хреновина, похожая то ли на шипицу, то ли на бородавку.

Принял решение лечить проверенными методами. Чистотелом. Быстрого эффекта не получил. То проходит, то нет. И вот сегодня утром после душа, сковырнул это образование на распаренной руке и увидел нечто напоминающее корешок бородавки (кто сталкивался знает – эту штуку надо извлечь без остатка иначе все пойдет по новой).

Продезинфицировал, взял пинцет, хвать…

Стекло…..! О_О

Как же я охренел в тот момент… Все стало очевидным до нельзя..

Моментально в подробностях вспомнил события одиннадцатилетней давности, перегар дежурного врача «травмы», что он забил на все и не сделал снимок, а я молодой дурак и не знал что его нужно делать. Лишь бы зашил, а дальше заживет… Так же отчетливо осознал момент, когда осколок впервые двинулся на футбольной площадке.

Но надо вытаскивать. Самостоятельно ухватиться за него было сложно. Осколок уверенно сидел в открывшейся ране. На это утро был назначен прием у стоматолога и выходить нужно через несколько минут.

Принял решение – сразу после приема ехать в больницу, вытаскивать постояльца.

В кабинете зубного врача тот поинтересовался – «Что с рукой, почему заклеена пластырем?». Я вкратце поведал вышеописанную историю, на что получил неожиданное предложение – «Давай мы его вытащим?». Согласился.

Через минуту рану продезинфицировали, обкололи обезболивающим, врач взял щипцы и… Хренушки.. Осколок показался только на одну треть. Пришлось рану чуть подрезать.. И после нехитрых манипуляций на свет появился ОН.

Одиннадцать лет..! Я и представить не мог, что все это время у меня в руке был осколок той самой конфетницы из другого времени. Все же это повод задуматься, и о жизни, и о ее образе…

Сразу прошу прощения за кучу ошибок. Писал на эмоциях. Да и текста вышло чуть больше, чем планировалось.

Всем добра! Не бейте советские конфетницы, уж очень они мстительные..)))

Осколок мой, по этому и тег – МоЁ))

P.S. Флешка для масштаба, ее из меня не вытаскивали!))

Источник: https://pikabu.ru/story/razbil_konfetnitsu_11_let_nazad_5232825

Врач Крылов
Добавить комментарий